№44 (10341)   10 ноября  2017

 

Я родился и вырос в большом городе, где часто приходилось пользоваться трамваем, ставшим в ту пору основным видом городского транспорта. В те годы работало много предприятий, на которых было занято значительное количество трудоспособного населения, в связи с чем общественный транспорт редко ходил незаполненным, особенно в утренние и вечерние часы. Так, например, только в Москве в 80-е годы действовало до шести тысяч  малых, средних, крупных предприятий, не считая различных организаций и учреждений. Эта цифра дает наглядное представление о значении пассажирских транспортных перевозок.


Во время одной из таких утренних поездок народу на остановках было как всегда много. По этой причине посадка пассажиров на них задерживалась. Трамвай отставал от графика расписания, водитель из-за этого нервничал. Но чем ближе становился конечный пункт, тем меньше оставалось людей, и поездка проходила быстрей. Следует сказать, что трамваи тогда были еще старого образца: большие и длинные, только с двумя дверьми, способные развивать небольшую скорость. При движении они создавали много шума. По установленным правилам проезда полагалось заходить в трамвай только через заднюю дверь, а выходить из передней (исключение  предоставлялось лишь инвалидам и женщинам с маленькими детьми). Но как трудно было пассажирам выполнить это требование, когда все спешили и, боясь опоздать на работу, в буквальном смысле «лезли» и в переднюю дверь. По этой причине очень часто возникали конфликты между водителями и несознательными пассажирами. Так случилось и в тот раз.
На одной из остановок в переднюю дверь трамвая вошел «крупный» мужчина предпенсионного возраста с большой плетеной корзиной в руке. Своим появлением здесь он сразу же стал создавать помеху выходившим людям, и в конце концов между ним и водителем – молодой девушкой, произошла неприятная словесная перепалка, которая, с перерывами, продолжалась несколько остановок. Наконец, подошла очередь этого мужчины выходить, и, видимо, «на прощание» он не удержался сказать водителю еще что-то неприятное. Это послужило последней каплей терпения для девушки, и, не выдержав такого хамства, она специально закрыла дверь в тот момент, когда рука гражданина с корзинкой оказалась уже снаружи, а сам он еще не успел выйти. Трамвай медленно двинулся с места. Раздались крики, ругань – обычная людская паника. Одни из присутствовавших в салоне трамвая встали на сторону «потерпевшего», другие – защищали водителя. Мнения, что называется, разделились.
Нужно было своими глазами видеть это зрелище. Едет трамвай по городу, двери закрыты, но из передней торчит чья-то рука, держащая корзину. Встречные прохожие останавливались, указывали друг другу на такую необычную картину, не понимая в чем тут дело – смеялись. Так мы проехали одну остановку, после чего на следующей двери открылись, мужчина наконец-то освободился из этой «ловушки» и, сразу демонстративно встав на рельсы перед трамваем, стал записывать его номер. Девушка при этом молчала и улыбалась. По ее лицу было видно, что теперь ей все равно. Доведенная оскорблением этого пассажира до предела, она по-своему решила проучить наглеца. Что тут скажешь!
Чем в дальнейшем обернулся для нее такой устроенный самосуд – не знаю, может быть, ее даже уволили с работы. А позже, вспоминая этот яркий «трамвайный» эпизод, часто думал: «На чью сторону встал бы я в этой ситуации?». Видимо, это был как раз тот случай, когда трудно сделать правильный выбор.
С. СЕМЕНОВ,
пос. Старая Торопа

Comments: