№51 (10348)   28 декабря  2017

Выезжая в командировки, сотрудники редакции обязательно встречаются с местными старожилами. Эти уважаемые люди много повидали на своем веку, поэтому их личные воспоминания представляют большую ценность. Недавно мы побывали в гостях у жителя Ильинского сельского поселения Н. Л. РЯБИКОВА  и записали его интересный рассказ.


Николай Лукьянович родился 7 августа 1931 года на хуторе у деревни Лепаково, что была в двух километрах от деревни Починок. Учиться мальчишка пошел в школу, которая находилась в деревне Крутик. Этот большой населенный пункт, насчитывавший тогда 60 дворов, располагался на высоком крутом левом (восточном) берегу реки Западная Двина. В мае 1941 года Коля завершил обучение во втором классе. Но хорошего летнего отдыха не получилось – в воскресенье, 22 июня, началась война, которая явилась для всех совершенной неожиданностью, ведь между Советским Союзом и Германией в августе 1939 года был подписан пакт о ненападении сроком на 10 лет.
Фашистские войска после вероломного нападения быстро продвигались на восток, заняли Витебск, Велиж. Уже во второй половине июля 1941 года пламя войны заполыхало на ильинщине. В Лепакове захватчики появились в один из жарких дней в послеобеденное время. На полях еще не приступали к уборке урожая. Они шли, вернее, двигались сплошной колонной преимущественно на машинах и мотоциклах, так что местным жителям затруднительно было перейти дорогу. Незадолго до этого «нашествия» через Лепаково проскакал на лошади наш офицер, наверное, разведчик. Он, вероятно, понял, что здесь скоро появится враг, быстро умчался прочь.

DSC 0093
Советские войска пытались задержать немцев на этом рубеже, например, у деревни Починок были отрыты окопы для оборонительных позиций. Но они отступили под натиском превосходящих сил противника – за реку в район деревень Хлебаниха, Красные Сосны, где до конца лета проходил оборонительный рубеж. В оккупированной местности осталось много красноармейцев, которые пробивались к своим частям за линию фронта или вливались в партизанские отряды. Николай Лукьянович вспоминает такой случай. В деревне Починок на отдыхе находились немцы. Одна из местных женщин утром пошла в лес за ягодами и увидела на ближнем хуторе двоих красноармейцев. Она не придумала ничего лучше, как по возвращению назад сообщить о подозрительных незнакомцах оккупантам, которые после обеда отправились по указанному адресу. Правда, красноармейцев там уже не оказалось – заподозрив неладное, они быстро ушли с хутора.
Временами было очень страшно: кругом рвались снаряды и мины, так что земля буквально ходила ходуном. Во время одного из интенсивных обстрелов прямо в своем доме погибла бабушка Николая. Часто на низкой высоте пролетали самолеты со зловещими крестами. Наши краснозвездные «ястребки» в небе появлялись крайне редко. Но и в этих суровых условиях мальчишки не теряли бодрости духа, ведь вокруг происходило много чего интересного. Например, Николай с товарищами ходили в деревню Крутик, где остался большой склад боеприпасов. Ребята брали оттуда патроны и разбивали их с помощью двух камней. В результате раздавался оглушительный взрыв. Подобные развлечения были далеко не безопасны и могли привести к трагическим последствиям.
Оккупанты вели себя как заправские хозяева. Забирали у населения коров, другую живность, потехи ради ловили кур и лихо отворачивали им головы. Причем, появиться незваные гости могли в любой момент. Один раз Николай лежал на печи и услышал, что кто-то громко и настойчиво стучится в дом. Пришлось ему идти открывать дверь. На пороге стоял немец, надо полагать, явившийся за съестной добычей, их команда разместилась неподалеку – около леса. Он сразу увидел стоящий в тумбочке глиняный горшок, до верха наполненный деревенским топленым маслом, и унес его с собой. Спустя некоторое время опустошенный горшок удалось отыскать за огородом. Но, конечно, были и среди немцев нормальные люди, которые показывали фотографии своих родных, угощали детей чем-нибудь вкусным. Некоторые из них открыто говорили, что не хотят воевать. Но все они, придя с оружием в руках на чужую землю, в глазах местных жителей оставались захватчиками.
Зима 1941-1942 гг. выдалась в наших краях чрезвычайно суровой – с лютыми морозами, обильными снегами. Именно в таких очень непростых условиях проходило контрнаступление Красной Армии, когда наглому врагу был нанесен первый сокрушительный удар. 25 января 1942 года лыжный батальон, продвигавшийся с севера на юг – в сторону поселка Кресты, появился в этих местах. В доме, где жил Николай, был оставлен один захворавший лыжник. Он изрядно проголодался, и ему варили картошку, так как другой еды у хозяев попросту не было.
В это же время сильный бой разворачивался в Ильине. Немцы находились в двухэтажном деревянном здании средней школы. Советские воины, наступавшие со стороны Старой Торопы, незаметно под покровом темноты подошли к школе и «сняли» часового. Затем в окна были брошены гранаты, фашисты стали выскакивать наружу и сразу же попадали под убийственный обстрел. Уцелевшие оккупанты в панике отступали к деревне Кукуево. В память о том ночном бое одну из улиц в Ильине назвали «Красноармейская».
В конце января – начале февраля 1942 года наши войска безостановочно шли к городу Велижу, где в течение более полутора лет шли тяжелые бои. Летом 1943 года, в преддверии большого наступления, из Старой Торопы через Ильино и далее к восточному берегу реки Западная Двина – как раз напротив поселка Кресты, была проложена железнодорожная ветка для подвоза военных грузов непосредственно в прифронтовую зону. Так что из окрестностей д. Лепаково было хорошо видно, как  паровоз, натужно пыхтя и выпуская из трубы клубы дыма, упорно тянет по стальной нитке очередной состав военного назначения. Подросткам тогда пришлось трудиться наряду со взрослыми в родном колхозе, который в победном 1945 году стал называться «имени Жукова» – в честь прославленного маршала. Они готовили сено, убирали урожай, гонялись в поле. Николай вновь пошел в школу, но проучился лишь два года, получив начальное образование. Теперь настала пора вступать в самостоятельную жизнь. С 14 лет он начал работать с топором – его и еще нескольких подростков взял в свою бригаду опытный плотник, рубивший колхозный амбар, который и научил их основным премудростям этой важной мужской профессии.
Военные и первые мирные годы были трудным и голодным временем. Чтобы хоть как-то пополнить свой скудный питательный рацион, сельчанам приходилось снимать с клевера и осоки «шейки» с созревшими семенами, тщательно перемалывать их, а затем из этой растительной массы печь лепешки. Также Николай с товарищами наловчился гнать смолу в лесу, которая тогда пользовалась большим спросом, так как ею смазывали колеса. В течение суток удавалось наполнить пахучей смолой целое ведро. Он вместе с братом относил его за реку, где смолу обменивали на продукты. Также ему в горячую страду удавалось устраиваться прицепщиком тракториста. Конечно, эта работа была не из легких. Приходилось трудиться «от зари до зари». Но зато механизаторов в поле хорошо кормили.
В 1952 году Н. Рябикова, который уже жил в дер. Починок, призвали в армию. Служил он на Севере. Их часть вела укладку второго стального пути железнодорожной линии, идущей к городу Печора. Здесь воин в соответствии со своей плотницкой гражданской специальностью занимался строительством станционных зданий, других служебных и жилых сооружений. По окончанию долгой трехлетней службы вербовщики предлагали солдатам, увольняющимся в запас, поехать в индустриальный Челябинск. Но официальный вызов так и не был оформлен. Тогда Николай поехал в Литву, где жили его родственники, устроился в один из совхозов. Здесь тоже плотничал и занимался строительством. Однако через год пришло письмо от брата, он просил вернуться домой, поскольку ему одному трудно было ухаживать за престарелой матерью.
Николай решил возвратиться в родные края, по которым очень скучал. Вскоре он женился на приглянувшейся девушке. Свадьбу молодые сыграли 7 ноября 1956 года. Жить стали в деревне Починок. Работал он снова по строительной части. В 1979 году Николай Лукьянович переехал на постоянное место жительства в деревню Дудкино, которая уже давно фактически является составной частью поселка Ильино. Здесь он трудился на пилораме совхоза «Ильинский». Вместе с товарищами по бригаде ставил сборные дома, занимался строительными и ремонтными работами. После достижения пенсионного возраста ветеран еще три года продолжал трудиться. Многим ильинцам отменный мастер помогал ремонтировать дома – изготавливал оконные рамы, менял подоконники и т. д. Поэтому они вспоминают его до сих пор добрым словом.
Сейчас Николай Лукьянович живет один в своем стареньком доме, который сам же постоянно и ремонтировал. Хотя болят руки и ноги, пожилой мужчина старается как можно больше двигаться и бывать на улице. Раньше он держал на личном подворье овец. Теперь у него есть верные и любимые четвероногие друзья – собака и два кота. Дочь Н. Л. Рябикова живет в Риге (к сожалению, сын умер в молодом возрасте). У нее двое детей, у которых свои семьи. Внучка живет с матерью в Риге, а внук обосновался поближе – в Бежецке – и всегда несколько раз в году приезжает навестить дедушку. Теперь у Николая Лукьяновича есть и четверо правнуков. Он нисколько не жалеет, что навсегда связал свою судьбу с родным ильинским краем, поскольку здесь ему все так хорошо знакомо и дорого. Ведь, несмотря на все трудности и невзгоды, жизнь продолжается – на пороге уже новый, 2018 год!
Фото Юлии Речистер

Comments: