Щелин

1. Незабываемая встреча
Наверняка, у каждого из нас были встречи с интересными людьми, которые запомнились на всю жизнь. Именно таким ярким событием стала для жителя деревни Бибирево В. В. Щелина встреча с участником Великой Отечественной войны Алексеем Ивановичем СКУРЛАТОВЫМ, человеком-легендой, ставшим прототипом хорошо известного всем памятника «Алёша», установленного в болгарском городе Пловдив

. А произошло знакомство 35 лет тому назад. Вот как об этом рассказал мне сам Виктор Владимирович во время посещения редакции:
– Весной 1985 года я завершал обучение на юридическом факультете Алтайского государственного университета (г. Барнаул) и готовился к защите дипломной работы. Так что в ту горячую пору целыми днями пропадал в университетской библиотеке, поэтому хорошо знал её директора и многих работников. И вот однажды мне сказали, что 30 марта в библиотеке будет встреча со знаменитым земляком А. И. Скурлатовым. Конечно, я с большим удовольствием на неё пошёл.
Алексею Ивановичу как раз в этот день исполнилось 63 года. Но, несмотря на солидный возраст, он был ещё физически крепок, высок и статен и, конечно, находился в отличном настроении. Уважаемый гость подробно рассказал о себе. Родился на Алтае, после нападения Германии на Советский Союз ушёл на фронт. Особенно тяжёлым стал бой у деревни Крюково, расположенной на сороковом километре Ленинградского шоссе. Наши воины стояли насмерть. Здесь по врагу был нанесён один из тех первых встречных чувствительных ударов, которые затем переросли в наше общее зимнее контрнаступление. В декабре 1966 г. останки погибшего у деревни Крюково неизвестного солдата были торжественно перезахоронены у Кремлёвской стены. У его могилы зажжён Вечный огонь.
А. И. Скурлатову довелось воевать на территории нашей области. После получения двух тяжёлых ранений он остался в строю, но уже не принимал участия в боях, а стал военным связистом. Осенью 1944 г. его часть находилась в Болгарии. Там советский солдат познакомился с болгарским связистом Методи Витановым. Алексей Иванович вспомнил интересный случай. Друзья решили сфотографироваться на память, но у Скурлатова не было штатского костюма, пришлось искать по всему городу мастера, чтобы пошить его. Но портному не хватило ткани, так как советский воин оказался высокого роста и широк в плечах. Настоящий богатырь! Так что мастеру пришлось шить костюм из двух разных отрезов.
Впоследствии эту совместную фотографию М. Витанов передал скульптору Василу Родославову. А после открытия памятника в 1957 году он к своему удивлению узнал в облике солдата-освободителя своего друга. Поэтому болгары стали называть памятник «Алёша». После долгих поисков Методи нашёл своего верного товарища, который приезжал в Болгарию, где ему был устроен тёплый приём.
По окончанию встречи Алексей Иванович сфотографировался на память с нами.
2. Взошёл воин на пьедестал…
В домашнем архиве Виктора Владимировича кроме этого чёрно-белого снимка также бережно хранится статья из газеты «Аргументы и Факты», которая была посвящена А. И. Скурлатову. Её опубликовали весной 2013 г. в канун праздника 9-е Мая. Ветерану тогда уже исполнился 91 год. К сожалению, 3 декабря 2013 г. он скончался после тяжёлой болезни. Вот некоторые отрывки из этой статьи, содержащей интересные факты из биографии «Болгарии русского солдата».
«…19-летнего Алёшу призвали на фронт в августе 41-го. Из выносливых и смелых сибиряков «повышенной крепости» формировали лыжные батальоны, в один из них, в артиллерийскую разведку, и попал рядовой Скурлатов. В тылу фрицев засекал огневые точки, передавал координаты своим, чтобы вели прицельный огонь. Первый бой – у деревни Крюково под Москвой – Алексей Иванович вспоминал так:
– Многие там погибли. Всё произошло неимоверно быстро, это невозможно понять и принять. Только что смеялись и шутили, из одного котелка ели и пили – и через секунду моих товарищей уже нет…
Потом воевал под Калинином, Ржевом, Осташковым. Был тяжело ранен, месяц валялся в госпитале. К маме на Алтай полетела первая похоронка на сына, потом вторая. У деревни Верёвкино Алексея накрыло взрывом. Засыпало землёй так, что только ноги и лицо были видны. Заживо погребённый пролежал сутки. Проходившие мимо санитары уже было решили, что он мёртв, но девочка-санитарочка заметила, что глаз у «убитого» дёргается. Вытащили из-под завала израненного, контуженного. Оглохший и немой он писал на родину: «Мама, я живой!». Постепенно вернулся слух.
Из-за последнего ранения Алексею Ивановичу пришлось расстаться с разведкой и стать связистом. Когда советские войска осенью 1944 г. вошли в Болгарию, он прокладывал связь от Софии до Пловдива. Здесь уже не было масштабных боёв, поэтому по вечерам молодые советские солдаты встречались со своими сверстниками-болгарами, общались, танцевали, пили виноградное вино. Восторг окружающих вызывала картина, когда богатырь-сибиряк усаживал на плечи двух болгар и танцевал.
Особенно крепко Алексей сдружился с Методи Витановым, участником болгарского Сопротивления, работавшим на почтамте в Пловдиве. Именно Методи, восхищённый статью своего друга, передал его фото местному скульптору Василу Родославову, а потом узнал в возведённом на холме Бунарджик («Холм Освободителей») памятнике советскому солдату своего русского «братушку» и написал мелом на гранитном камне постамента «Алёша». Осенью 1962 г. в Болгарию приехал композитор Эдуард Колмановский и так проникся величием памятника, что, вернувшись, показал его фотографию поэту Константину Ваншенкину с предложением написать о нём песню. Она родилась на одном дыхании.
Сам «прообраз» о своей монументальности не подозревал. Вернулся после войны на Алтай, женился. работал в МТС трактористом, комбайнёром, экспедитором. Работал Скурлатов также, как и воевал, – с полной самоотдачей. Дома практически не жил: с ранней весны до поздней осени – в вагончиках на полевых станах. Вот почему песню «Алёша» услышал по радио много лет спустя после окончания войны. Удивился и сказал родным в шутку: «Может это про меня? Я ведь там был…». Он даже предположить не мог, что через посольства и военкоматы, журналы и радио по всей огромной стране искали прототип того самого «Алёши». Поэтому, когда наконец узнали про Алексея Скурлатова, живущего на Алтае, его досье чуть ли не под микроскопом изучали и в крае, и в Москве, и в Софии. Сомнений не осталось – он! Подтвердил это и Методи Витанов, посмотрев на фотографии Алексея Ивановича. Сразу же написал другу, который стал почётным гражданином Пловдива: «Братушка Алёша, я тебя нашёл!».
Кстати, памятник нашему Алёше в Пловдиве нежно любят. Когда местные политики попытались снести монумент «как наследие коммунистов», горожане установили на горе Бунарднжик круглосуточное дежурство, а женщины из красных и белых нитей сплели «русскому солдату» на шею гигантскую мартинику – символ здоровья и долголетия». (Елена Чехова, «Братушка» Алёша» («АиФ – Алтай», 2013 г., №17)

памятник

3. «Стоит над горою Алёша»
В октябре 1974 г. группа туристов Калининской области, в составе которой были и западнодвинцы, посетила братскую Болгарию. Побывали они и у главной достопримечательности города Пловдива. Своими впечатлениями об этом встрече поделилась на страницах районной газеты один из членов областной делегации – сотрудница «Авангарда» Светлана Аполлонова.
«…Городом на семи холмах называли до Второй мировой войны Пловдив. После войны он стал городом на шести холмах – один разбомбила фашистская авиация. И на одном из холмов стоит памятник Алёше, как любовно называют его болгары. Высота памятника вместе с пьедесталом 17 метров 30 сантиметров, фигуры солдата – 10 метров 80 сантиметров. Обращён он лицом на восток. У него усталое и в то же время одухотворённое лицо – лицо воина, проделавшего долгий путь и принёсшего свободу братскому народу. «Алёша» стал символом, центральной частью Пловдива, да, пожалуй, и всей болгаро-советской дружбы.
Есть здесь такой обычай – члены делегаций, пришедших к памятнику, опускаются перед ним на колени, и под мелодию песни Э. Колмановского «Алёша» кто-либо вполголоса читает стихотворение, положенное в основу этой песни. Это очень торжественное и волнующее зрелище. У «Алёши» – море цветов. С площадки, где он стоит, весь город виден как на ладони. И знаете, находясь у этого памятника, ещё раз проникаешься чувством благодарности к воинам-освободителям и чувством своей личной ответственности за мир». (С. Аполлонова «Стоит над горою Алёша», «Авангард», №132, 2 ноября 1974 г.)

Проходят годы, десятилетия и даже столетия, но болгары по-прежнему свято чтут память русских и советских воинов, которые в трудную минуту пришли им на помощь. В ходе русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. они избавили Болгарию от продолжительного османского ига, а на заключительном этапе Второй мировой войны освободили страну от коричневой чумы фашизма. Таким образом, крепкая дружба наших народов, имеющая богатую и славную историю, с честью выдержала нелёгкое испытание временем и, несомненно, найдёт достойное продолжение в последующих поколениях. Ну а бессменный русский часовой «Алёша» по-прежнему стоит на своём боевом посту, надёжно охраняя мир и спокойствие болгар…
Подготовил Сергей ДЕНИСОВ

Comments: